в

Банки запросили у ЦБ решение для синдицированных кредитов из-за санкций

Банки запросили у ЦБ решение для синдицированных кредитов из-за санкций


Беспрецедентные санкции США: банки, госсектор, экспорт. Что важно знать

Что такое синдицированные кредиты и кто их брал

Синдицированный кредит — крупная ссуда, которая выдается компании, как правило, для финансирования масштабного проекта пулом банков, образующих синдикат. Кредиторы заключают с заемщиком договор по унифицированным условиям; процессом выдачи и управлением задолженностью занимается выбранный банк-агент. Финансирование может предоставляться в несколько траншей. Синдицированные кредиты применяются, если банк в одиночку не может дать такой большой кредит одному клиенту, не нарушив норматив концентрации риска на одного заемщика (Н6), говорит управляющий директор рейтингового агентства НКР Дмитрий Орехов.

Активность на рынке синдикаций в России за последний год увеличилась и по объему выданных кредитов, и по их количеству, отмечается в презентации Cbonds (есть у РБК). За девять месяцев 2021 года объем синдицированных ссуд, предоставленных российским компаниям, составил $20,44 млрд. Это на 82,5% больше, чем за аналогичный период 2020 года, но почти на треть меньше, чем за весь допандемийный 2019 год, который стал самым успешным для российского рынка. В целом с 2016 года в России были выданы синдицированные кредиты на $109 млрд.

В топ-5 отраслей по заимствованиям входят нефтегазовый сектор, цветная и черная металлургия, добыча угля и сфера удобрений. Лидирующие позиции среди кредиторов занимают Сбербанк, Газпромбанк, французские банки Credit Agricole CIB и Societe Generale, австрийская RBI Group и голландская ING Groep. Помимо коммерческих банков на рынке синдицированного кредитования с 2019 года активно работает ВЭБ.РФ по программе «Фабрики проектного финансирования» (ФПФ), добавляет Орехов. ВЭБ, как и его 100-процентная «дочка» ФПФ, попали в SDN-лист США. ВЭБ заявлял, что, несмотря на санкции, ФПФ продолжит работу.

По подсчетам Cbonds, больше половины синдицированных кредитов в январе—сентябре 2021 года было выдано в рублях (11 сделок на 870,8 млрд), еще треть ссуд были долларовыми (семь сделок на $4,4 млрд), а чуть больше 14% — в евро (три кредита на €3,5 млрд). Доля иностранных банков в синдикате может доходить до 50–70%, оценивает Орехов, добавляя, что после 2014 года объем участия западных банков в синдицированном кредитовании российских компаний заметно снизился.

Как санкции влияют на синдицированные кредиты

Как следует из письма АБР, основной риск в связи с западными санкциями возникает, если в синдикате кредиторов участвует иностранный банк. У него появляется право потребовать от заемщика, попавшего под санкции, досрочного возврата кредита или провести акселерацию (acceleration event, отмена предоставления новых траншей и сокращение срока кредита по уже выданным. — РБК). Если же под санкции попадает российский банк — участник синдиката, то встает вопрос продолжения им кредитования в валюте. В АБР предлагают ЦБ предусмотреть системное решение этой проблемы, но варианты решений не приводят.

Надо разделять две ситуации: когда под санкциями оказывается заемщик или кто-то из кредиторов, говорит источник РБК в банке, выдающем синдицированные кредиты. «Когда под санкции попадает заемщик (например, в SDN-лист США), то валютный кредит он обслуживать не сможет из-за ограничений на операции в той или иной валюте. Комплаенс будет блокировать любые попытки расчетов по долгу. Такие ситуации на рынке были, например, после волны первых санкций в 2014 году», — отмечает он. Один из вариантов решения проблемы — поменять в договоре валюту расчетов, чтобы долг обслуживался в рублях, но такой сценарий требует вывода из синдиката иностранного кредитора.

Выход банка из синдиката возможен, но зависит от условий соглашения между кредиторами, говорит руководитель международной практики юридической фирмы VEGAS LEX Наталия Абцешко: «Это может быть как уступка прав по договору, так и передача всех прав и обязанностей другому лицу — новому кредитору».

Еще одна сложность, с которой может столкнуться заемщик, — требования иностранного банка погасить долг досрочно или намерение провести акселерацию. «В большинстве случаев для принятия решения об изменении срока погашения кредита требуется как минимум три четверти голосов синдиката кредиторов. Если у иностранца большой stake (доля), то тогда риск акселерации реально существует, но все зависит от его позиции в части порядка применения санкций», — продолжает источник РБК в банке.

ЦБ 5 марта дал послабления банкам по нормативам концентрации (Н6, Н7, Н21 и Н25, ограничивают возможность выдавать большой объем ссуд одному заемщику или группе связанных. — РБК). Кредиторы смогут использовать пониженный коэффициент риска в 50% по кредитам нефинансовым компаниям на сумму более чем 10 млрд руб., если такие будут выданы в период с 3 марта по 31 мая 2022 года. Льгота будет действовать три года, она распространяется на ссуды только российским заемщикам.

Ситуацию, когда под санкции попадает банк — участник синдиката, банкир описывает как менее сложную. Если кредит был выдан до ограничений и дополнительных траншей не предполагается, то он может продолжать обслуживаться. Риск, по его словам, возникает, если по кредиту планируются новые транши в валюте (обычно выделяются пропорционально участию в кредите) и подсанкционный банк не сможет перевести деньги. В этой ситуации «нужно каким-то образом предусмотреть возможность отказа санкционного банка от новых траншей либо дать возможность другим участникам, например голосованием, исключать этот банк из новых траншей», объясняет источник РБК.

Прецеденты распада кредитных синдикатов из-за санкций уже были, напоминает Абцешко. Так, из синдиката по кредиту «Сибуру» в связи с введением санкций в 2014 году против одного из его акционеров вышел координатор сделки Royal Bank of Scotland. «С учетом масштаба введенных санкций» сейчас международные банки серьезно подойдут к оценке собственных рисков от участия в кредитных синдикатах в России, полагает она.

По словам Абцешко, после 2014 года иностранные кредиторы стали уделять особое внимание санкционным положениям в договорах синдицированного кредита, в том числе делать оговорки по ситуации на Украине. «Такие положения могут включать в себя заверения о несанкционном статусе заемщика, обязательства не использовать полученные средства на цели, которые могут нарушить санкционные режимы, и не заключать сделки с подсанкционными лицами. Положения, связанные с санкциями, могут быть также прописаны как неисполнение обязательств», — перечисляет юрист. Последствия попадания заемщика под санкции, по ее словам, зависят от договора, но обычно не предусматривают гарантий для него.

Руководитель практики санкционного права и комплаенса Pen & Paper Сергей Гландин тоже считает риски разрыва кредитных синдикатов с российскими участниками высокими, особенно когда речь идет о подсанкционных банках-кредиторах.

«Синдицированные кредиты — это хорошо проработанные договоры на десятки страниц. Однако я более чем уверен, что ни новые, ни старые договоры не предусматривали риски блокирующих санкций для таких банков, как ВТБ, ВЭБ и «Открытие», и решения на такой случай», — скептичен юрист. По его словам, готовых юридических конструкций для решения таких споров нет. «Это повод сторонам сесть за стол переговоров и решить вопрос исходя из собственного понимания рисков», — заключает Гландин.

Что подразумевает новый инструмент, о котором просят банки

Рынок договоров финансирования участия в кредите, который предлагает запустить АБР, — это инструмент, который позволяет привлекать к кредитованию не банки, а других инвесторов.

«Это механизм, который позволяет кредитору, выдавшему крупную ссуду заемщику, снизить кредитный риск за счет софинансирования от внешнего участника. Он может заключить договоры и привлечь финансирование от более мелких кредиторов (банков меньшего уровня, компаний, квалифицированных инвесторов-физлиц) для конкретного кредита, уменьшив таким образом кредитный риск на балансе», — описывает схему источник РБК в банке, выдающем такие ссуды. Он называет такую практику малораспространенной, но в целом хорошей. По словам банкира, такой инструмент может быть интересен не только банкам, но и соинвесторам благодаря процентным доходам, и заемщикам, заинтересованным в увеличении лимитов кредитования.

В российской практике уже были примеры привлечения широкого круга участников в кредитование, но не очень удачные, говорит Орехов. Он напоминает, что Сбербанк запускал краудлендинговую платформу «СберКредо» (онлайн-кредитование проектов физическими лицами), но закрыл ее. А Альфа-банк запускал похожий проект «Поток», но потом существенно сократил свою долю в нем. «Инициатива АБР может стать вполне эффективной, если получится совместить экономическую целесообразность с комфортным входом в такие проекты», — отмечает Дмитрий Орехов.

Источник

Жалоба

Проголосуйте:

10k Голосов
За Против

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Военная операция на Украине. Главное

Военная операция на Украине. Главное

Премьер Норвегии заявил о поставках газа в ЕС «на пределе возможностей»

Премьер Норвегии заявил о поставках газа в ЕС «на пределе возможностей»